Valodas izvēle

index

Тренинги, семинары
О нас
Специалисты
Контакт
Направления
Центр психологии
Обучение
Школа Цигун
Холотропное дыхание
Расстановки
Отзывы
Библиотека
Фото, видео
Поэзия
Хохоталка
Календарь событий
Наши друзья
 
 

samopoznanie.lv

Елена Веселаго. Расстановки и шаманская работа.

24610794

Предисловие

argaiv1454

Эта статья написана по итогам моего обучения шаманской работе, которое я проходила в Берлине с Дааном ван Кампенхаутом в 2012 – 2013 годах. Приступая к исследованию и сопоставлению шаманской работы и расстановок, я отдаю себе отчет, что не имею широкой компетентности в шаманской работе. В мире огромное количество шаманских традиций, часть из них были восприняты и преобразованы европейцами, в том числе Дааном Ван Кампенхаутом. Таким образом, я буду говорить не о шаманской работе вообще, а о том, что я усвоила у Даана (что, в свою очередь, представляет собою только мелкие крупинки того, что Даан освоил со своими учителями). Тем не менее, это «лучше, чем ничего», и я приглашаю коллег, как расстановщиков, так и шаманов, поделиться своими соображениями о шаманизме и расстановках.

 

Общая модель расстановок и шаманизма.

Посттравматическая дезинтеграция и потерянные части души.

Чтобы описывать расстановки и шаманизм, нам придется ввести модель той и другой работы, какими бы «неописуемыми» они ни казались. Рабочая модель, которой я пользуюсь для описания расстановок, состоит в следующем.

В момент травмы, стресса, события, воздействие которого на человека превышает его силы, часть внутреннего пространства (психики, души) человека становится недоступной для восприятия. Человек перестает чувствовать то, что с ним происходит, перестает это переживать. В психологии это называют посттравматической диссоциацией (или дезинтеграцией). Это позволяет сохранить физическую и психическую стабильность и выжить. В дальнейшем, возможно, ресурсы появятся, и не доступные ранее чувства вернутся. Возможно, этого не произойдет. Этого также не происходит, если человек умирает. Из телесных и энергетических практик известно, что переработка травматического опыта происходит в значительной степени в теле, а точнее – в физическом и энергетическом телах. Рассмотрение этого вопроса не входит в задачи данной статьи, однако для нас будет важно, что после прекращения физической жизни тела переработка травматического опыта, возникшего непосредственно в этом теле, в нем прекращается.

Расстановки дали возможности переработки травматического опыта вне физического тела человека, который этот опыт испытал.

Опыт людей, которые жили задолго до нас, остался не переработанным. Он как бы «висит» в семейных и больших системах и «ждет» проживания. Рождается кто-то, кто «получает» (или «берет») этот опыт и начинает его проживать. Это происходит неосознанно и это далеко за пределами бытового понимания «справедливости».

В расстановках такой непрожитый опыт называют исключением. В классических расстановках принято говорить об исключенном [человеке], но исключаем мы все же не полностью человека, а его опыт, т.е. часть его жизни. Кроме того, практика показала, что исключенным бывает опыт сразу множества людей, их опыт как бы «слеплен» друг с другом, если они испытали его одновременно и в одинаковых обстоятельствах (массовые смерти, катастрофы, лишения). Поэтому для точности мы будем говорить об исключенном опыте.

Обратим также внимание на то, что «автором» исключения может быть как тот человек, который сам испытал этот опыт, так и другие люди в отношении этого опыта. Например, сам человек может справляться с постигшей его тяжелой болезнью, но с этим не справляется его дочь. Либо опыт человека может быть вообще не таков, что с ним требуется «справляться» (это не тяжелый опыт), но этот опыт табуирован, запрещен в том кругу, к которому человек принадлежит. Например «сын интеллигентных родителей» становится рок-музыкантом или вступает в однополые отношения.

Передача исключенного опыта следующим поколениям называется переплетением. Человек или люди, проживающие опыт других людей, находятся в переплетении с ними.

Расстановки помогают найти и «расплести» переплетение.

Важное замечание: описывая расстановки таким образом, я описываю расстановки как помогающую практику. На настоящий момент это уже не всегда так, но в рамках данной статьи я буду придерживаться именно такого понимания расстановок. Шаманскую работу мы позднее тоже определим как помогающую практику, т.е. сильно сузим ее рассмотрение в рамках данной статьи.

Прежде чем напомнить читателям, как происходит поиск и разрыв переплетения, я хотела бы задать вопросы, на которые современная расстановочная теория ответа не дает даже на уровне описательной модели.

Вопросы такие: где хранится непрожитый опыт людей из прошлого, прежде чем он будет снова проживаться? Человеческое тело, которое проживало этот опыт, может быть, умерло, а может быть, и живо (мы знаем, что дети берут на себя тяжелые судьбы родителей, которые могут быть еще живы). Их опыт, как мы видим из расстановок, остался «ждать». Как «устроено» то место, где этот опыт хранится? Как мы (люди) получаем этот опыт себе? Меняется ли этот опыт в «месте хранения» сам и если да, то каким образом?

Расстановки не отвечают на эти вопросы, их даже пока не принято задавать.

Удивительно, но как раз в шаманской работе эти темы глубоко проработаны. То, что в психологии называется посттравматической дезинтеграцией (или диссоциацией), в шаманской работе названо «утраченными кусочками души». Этот «термин» используют, например, Сандра Ингерман, Альберто Виллолдо, Даан ван Кампенхаут (все они «западные» шаманы, так или иначе связанные с латиноамериканской традицией; в других традициях возможны и другие наименования).

Кусочек души может остаться у умершего брата. Кусочек души может остаться у партнера, с которым ты расстался. Кусочек души может остаться в каком-то месте, которое было важно для нас. Кусочек души может «привязаться» к вещи. Кусочек души может утащить вор вместе с вещью. И многое, многое другое…

Обратите внимание, что утрата кусочков души описывает гораздо более широкий процесс, чем посттравматическая диссоциация, но включает ее в себя. Например, часть души может остаться в городе, где я выросла. Это не то, что психологи назвали бы травмой (воспоминания могут быть очень теплыми), но душа «немного еще там».

Утрата кусочков души может произойти также и в результате целенаправленных или случайных действий другого человека: от магии до воровства или присвоения найденной вещи.

Утраченные кусочки души могут быть связаны с человеком (живым или мертвым), с вещью, с местом, с магическими артефактами, а также с обитателями «того» мира (об этом ниже). Т.е. утраченный кусочек в шаманской традиции имеет контекст, описывается через связь с чем-либо или кем-либо. В расстановках такого описания нет.

Расстановки рассматривают, притом без деталей, только один способ утраты части души: человеческий опыт, оставшийся непрожитым в результате нехватки ресурсов. Место «нахождения» этого опыта неизвестно. Но имеет название место доступа – это Поле.

Мы, расстановщики, говорим, что мы идем за этим опытом «в Поле». Тем самым мы предполагаем, что все эти опыты одинаковы и там (в Поле) «лежат» и их можно найти.

Давайте вспомним, как мы ищем утраченный опыт. Я не буду сейчас рассматривать те «вульгарные» расстановки, где путем анализа генограммы расстановщик ищет «что-нибудь потяжелее» и расставляет эту тяжелую историю, никак не сверяясь с запросом и состоянием клиента (либо сверяясь логически: «запрос про детей, значит, будем искать мертвых детей или аборты»).

В расстановках, основанных на чувствовании Поля, сначала мы чувствуем текущий запрос клиента и его состояние. Коротко я скажу, что мы чувствуем его боль (хотя физической и душевной боли в ясном виде может и не быть). В этот момент мы можем сказать, есть в будущей расстановке энергия или нет. Что же это такое, энергия расстановки? Я тысячи раз проживала это чувствование энергии расстановки. Можно сказать, что это зов, который достигает тела расстановщика, и это тело начинает чувствовать то, что за несколько минут до этого не чувствовало. Т.е. происходят изменения. По интенсивности и характеру изменений я заранее знаю, будет ли расстановка интенсивной и завершенной, или вялой и неопределенной. Иногда изменений вообще нет, и я говорю, что сейчас со мной эта расстановка невозможна.

По сути, вот эту «разность потенциалов», энергетическое напряжение между «сейчас» и «чем-то еще» мы и расставляем. В некоторых расстановках сначала тщательно расставляется текущая история клиента и затем мы ждем, когда заместители совершат переход во времени и откроют нам прошлую историю, т.е. тот опыт, который был ранее исключен. Иногда чувствование прошлой истории настолько ясное, что расстановщик может сразу поставить прошлый опыт и начать работать с ним.

Для понимания различия между расстановками и шаманской работой нам сейчас важно обратить внимание, что расстановщик, а затем заместители, чувствуют импульс «откуда-то еще». Это явление мы называем заместительским восприятием (для заместителей) или чтением поля (для расстановщика). Заместительское восприятие определенно пересекает границу жизни и смерти. Мы можем чувствовать чувства тех, кто уже умер.

Прошлый опыт наблюдается нами в заместительском восприятии, и мы знаем, что в некоторых расстановках одного этого достаточно для того, чтобы прошлая история была «прожита» и «успокоилась». Очень интересно! Оказывается, «просто» самого факта, что прошлый опыт получил на время другое тело (заместителя), достаточно, чтобы этот опыт как энергия стал нейтральным. Иногда, впрочем, он становится ресурсом, он «греет». Вот и еще вопросы: чем объясняется такая разница? Можно заметить, что чем дальше по времени прошлый опыт, тем скорее он придет к «нулю», чем станет «греть». А вот те, кто умер недавно (но не «только что») скорее будут «греть». Шаманы же говорят о том, что «по ту сторону» мертвые проходят несколько стадий, которые могут занимать разное время (в нашем земном понимании). Расстановщикам, видимо, настало время узнать об этом[1].

Итак, в расстановках мы «проходим» к утраченным частям души, пользуясь резонансным восприятием (возможно, точнее будет сказать, что Поле дает доступ к информации по резонансу). Один из полюсов резонанса находится здесь, в настоящем времени, и он связан с болью и с намерением ее трансформировать. Это намерение и есть наш «проводник» на ту сторону – в места, где «ждет» боль из прошлого…

Совсем не такой путь «на ту сторону» практикуется в шаманской работе. Шаман прежде всего советуется с духами. Он может позвать своего духа-помощника, свое животное силы, либо специально обращается к духам-проводникам в иные миры или к духам-хранителям утраченных частей души.

Как минимум, это означает, что боль и намерение клиента могут быть непроявленными или «недостаточными» с расстановочной точки зрения. Дополнительным ресурсом работы служит контакт с духами и их разрешение и помощь.

scha-manШаман также использует инструменты и артефакты для поиска и «захвата» утраченных частей души. Иногда этот захват даже напоминает борьбу, схватку (что в расстановках было бы грубейшим нарушением нейтральности). Шаман использует свое мастерство и силу, чтобы «отвоевать» утраченное для своего клиента. Например, с помощью животного силы и зеркала «для ловли душ» шаман может «отнять» кусок души у сопротивляющегося этому духа-хранителя и заключить этот кусок в кристалл. С кристаллом шаман возвращается из путешествия и отдает утраченное клиенту.

Собственно шаманское путешествие проходит в глубоком трансе (в некоторых традициях транс усиливается особыми веществами, в некоторых – ему помогают музыка и движения). Этот транс определенно намного более глубокий, чем расстановочный. Кстати, способы достижения и удержания расстановочного транса остаются совершенно не исследованными в нашем деле. Принято говорить о «присутствии здесь и сейчас», и это требование присутствия заметно противоречит необходимости транса («отсутствия»), которым является заместительское восприятие и чтение Поля.

В расстановках мы «просто» проходим к исключенному опыту прошлого, не задаваясь вопросами о том, как он «хранится». В шаманской работе утраченные кусочки души «хранятся» почти всегда [в известных мне описаниях] в определенном контексте, связке: либо с вещью, предметом (как рассказывал один клиент: «часть моей души осталась на подоконнике больничной палаты»), либо у духа-хранителя, либо у человека, как живого, так и мертвого. Утраченные части перемещаются «оттуда-сюда» также с помощью носителя: либо шамана, либо духа-проводника, либо инструмента-артефакта. При этом перемещении может ярко присутствовать намерение шамана (или даже его духа-помощника) вернуть утраченное, вплоть до борьбы с другими обитателями «того мира».

Интересно, что в качестве «резонатора» в расстановках время от времени проявляются другие механизмы, кроме боли и намерения клиента. Как минимум, в своей практике я встречала еще и «перегретые» системы, в которых для мощной трансформации не нужно особенно сильной боли и клиентского намерения. Можно «просто» поставить клиента (или, как Хеллингер это делает в многоуровневых расстановках, поставить нескольких заместителей без указания ролей), и опыт прошлого проявится очень быстро и сильно. Складывается впечатление, что завершение незавершенного опыта иногда больше «просто» собственная потребность системы, чем ее представителя – клиента. Этот механизм еще очень мало нами изучен, и прежде всего потому, что находится далеко за пределами помогающей [клиенту] практики, если считать таковой выполнение его запроса.

Еще один необычный резонанс, который встречается в Поле – это «истории вещей». Наверное, у каждого практикующего расстановщика есть примеры, когда поставленный в расстановку «дом» вдруг начинал «рассказывать» историю людей, иногда даже не связанных с семьей клиента родством[2]… И вот это уже совпадает с теми «утраченными кусочками души» в шаманской работе, которые связаны с вещью/местом. Клиентская история в данном случае оказывается в резонансе с историей места.

Теперь посмотрим, как происходит возвращение утраченной части души в расстановках и в шаманской практике.

В расстановках мы работаем над тем, чтобы ранее отвергнутый опыт был прожит и завершен, чтобы он стал видимым и был принят. В этой статье я не буду подробно описывать все процессы восстановления видимости системного опыта, они всегда уникальны. Но в целом эти процессы сводятся к тому, чтобы дать скованной когда-то энергии максимальное движение. «Инструментом» для фасилитации движения служит наше тело, его энергетические возможности, а также наше внимание. Иногда «просто» введение заместителя в роль и ее проживание в заместительском восприятии завершает отвергнутый ранее опыт. Иногда этому надо помогать. Традиционные техники помощи связаны с восстановлением принадлежности всех членов семьи клиента, а также всех, кто связан с членами семьи клиента в том ранее отвергнутом взаимодействии. Часто само признание равной принадлежности и иерархического порядка по времени достаточно для того, чтобы антагонизм (как правило, именно он является «причиной» отвержения) был устранен и чувства каждой из сторон стали видимыми и были прожиты заместителями.

В последние несколько лет, однако, в расстановках появились новые «технологии» помощи признанию исключенного опыта, на которые нам стоит обратить внимание именно для сопоставления расстановок и шаманской работы. Это внесистемные энергии (если под системой понимать человеческую семейную систему).

Прежде всего, это введение таких фигур, как Ресурс, в том числе с более конкретными формулировками, такими как Сила Рода, либо более социально-конструктивистскими понятиями, такими как Удача, Хорошее Будущее, Женственность и т.п. В шаманской практике можно отправиться в путешествие к Силе, в том числе к животному силы. Можно попросить Дар. Можно обратиться за Посланием, можно встретить Мудрость. Эти ресурсы определенно более универсальны и менее социально-обусловлены, но все же они очень похожи на то, к чему мы только недавно стали прикасаться в расстановках. Так или иначе, приходящие с такими ресурсами энергии находятся все семейной системы, а значит, уже не подчиняются резонансному восприятию (от проблемы настоящего к исключенному опыту прошлого). Можно «просто» взять силы для движения … откуда-то еще. Возможно, мы не заметили, как с привлечением внесистемных энергий закончились семейные расстановки…

Можно ли поставить (в расстановочном смысле) те силы, с которыми мы встречаемся в шаманском путешествии? Да, можно. Я делала это на экспериментальных лабораториях в своем Центре Современных системных расстановок. Кроме того, несколько раз у меня в расстановках спонтанно проявлялись некоторые фигуры, с которыми я до этого «виделась» только в шаманских путешествиях.

Например, однажды, у женщины-шаманки, моей клиентки, в расстановке в качестве отдельной фигуры пришло ее животное силы и оставалось «действующим лицом» в течение всей работы. Другая клиентка сказала, что единственное, как она ощущает, что может помочь ей в ее истории, это «энергия света звезд». Я поставила энергию света звезд (точнее, разрешила двум заместителям войти в эту энергию, что бы «странное» здесь ни имелось в виду), и эта энергия действительно помогла завершиться тяжелому болезненному опыту, который до этого не раскрывался «обычными» расстановочными способами.

Я специально пробовала выставлять энергии растений и животных, по соответствующим запросам клиентов. Иногда это были конкретные растения/животные, а иногда «духи», т.е. энергетические состояния, которые не имеют человеческого аналога, но которые, тем не менее, могут нами восприниматься в заместительствовании (очевидно, с ограничениями, но мы, видимо, так и не узнаем, с какими). На сегодня мое понимание этих процессов таково: похоже, что некоторые большие внесистемные энергии могут «смывать» застывшие энергии человеческих взаимодействий (т.е. исключенный опыт) и таким образом мы оказываемся свободными от этого опыта, не перерабатывая его сами, а также не перерабатывая его «обычным» расстановочным способом, т.е. на энергии/ в теле заместителей и группы. Это, очевидно, еще одно соприкосновение расстановочной и шаманской работы. Однако, это не полное совпадение: в расстановках «звать» эти энергии нам приходится собою (т.е. мы должны их знать) и размещаем мы их в тело заместителя (либо в свое тело, если заместителей нет). В шаманской работе мы зовем эти энергии в том числе как неведомые, а также мы можем просить духа-помощника их позвать, либо они могут прийти сами. Мы можем встретиться с ними, оставаясь в своем теле, а можем также «впустить» эту энергию внутрь себя. Можем «записать» (попросить войти) энергию в предмет. Здесь очевидно просматривается большое поле для изучения и практики, особенно в том, что касается расстановок с предметами. Заместительское же восприятие настолько сильных нечеловеческих энергий определенно небезопасно. В моей практике есть несколько случаев очень непростого выхода из таких «ролей».

 

Резюме

Резюмируя, я с достаточной долей уверенности могу сказать, что расстановочная работа и шаманская практика подошли уже очень близко друг к другу и в некоторых местах соприкоснулись. Расстановки возникли совсем недавно и дали свое описание тем мирам и процессам, которые осваивались шаманами десятки тысяч лет[3]. Странно было бы ожидать, что эти описания будут полностью различными. Вместе с тем, в западном мире могла возникнуть только практика, соответствующая современному западному ритму жизни. Инструмент расстановок простой, т.е. доступный, и сложный, т.е. глубокий и непознанный. Шамаснкие практики тоже приходят в города. Очевидно, будет происходить смешение и интеграция, а значит развитие.

Я коротко повторю основные идеи, высказанные в этой статье.

И в расстановках, и в шаманской практике внутреннее пространство человека (психика, душа) рассматривается как нечто потенциально целостное, но подверженное утратам в течение жизни. В расстановках описывается только один вид диссоциации психики («утраты частички души»): через невозможность проживания опыта, т.е. исключение этого опыта. В шаманской традиции способов утраты частичек души больше.

В шаманской работе описаны «миры» - места, где обитают утраченные части души. Эти части души имеют контекстуальное описание, т.е. связаны с людьми или с вещами. В потусторонних мирах есть духи, имеющие разные функции, в т.ч. хранители и проводники.

В расстановках «места хранения» исключенного опыта не описаны детально. Имеет название не само место хранения, а место доступа к этому опыту – оно называется Полем.

В расстановках мы получаем доступ к исключенному опыту через резонансное восприятие, т.е. от текущего состояния клиента переходим к резонирующему с этим состоянием исключенному опыту прошлого. Мы работаем для возвращения утраченного опыта в область видимости, добавляя из настоящего времени новые ресурсы для его проживания (прежде всего внимание и тело заместителей, расстановщика, группы).

В шаманской практике мы можем найти утраченную часть души вне прямой связи с текущим состоянием клиента. В качестве дополнительного ресурса мы обращаемся к духам-помощникам и проводникам в иных мирах – тех, где «хранятся» и «ждут» утраченные части души. Мы также можем пользоваться возможностями инструментов и артефактов, предназначенных «для ловли душ». Некоторые духи и инструменты связаны с животными и природными силами.

Важным элементом безопасного соединения расстановочной и шаманской практики является понимание вышеописанной разницы в имеющихся ресурсах. Грубо говоря, нельзя отправляться в «тот мир», не имея духа-помощника (или инструмента и ориентиров), или пользоваться «там» резонансным полевым восприятием без первичного болевого запроса клиента.

«Шаманские» энергии стихий, животных и духов поддаются расстановочному заместительскому восприятию, но их введение в расстановочную работу пока не проработано ни с точки зрения безопасности (для заместителей-людей), ни в контексте влияния этих энергий на процессы восстановления видимости системного опыта. Исследование этих вопросов сейчас находится в зоне ближайшего развития расстановочной практики.

Заключение

Завершая этот пока еще очень приблизительный, самый первый обзор-сопоставление расстановочной и шаманской практики, я хотела бы выразить надежду, что развитие этой работы еще впереди, и наше исследование неведомых полей и миров принесет нам много открытий, восхищения, приключений и, конечно же, целостности. Я приглашаю коллег-расстановщиков и шаманов к исследованию, обмену идеями, спорам и новым вопросам.

(с) Елена Веселаго, 2013

Литература:

Даан ван Кампенхаут. Слезы предков. Жертвы и преследователи в коллективной душе. Институт консультирования и системных решений, 2011.

Сандра Ингерман. Шаманское путешествие. Руководство для начинающих. Весь, 2009.

Сандра Ингерман. Возвращение души. София, 2002.

Альберто Виллолдо. Шаман, мудрец, целитель. Как исцелить себя и других с

помощью энергетических практик американских шаманов. София, 2001

Альберто Виллолдо. Четыре направления - четыре ветра. София, 1996

Альберто Виллолдо. Исправление прошлого и исцеление будущего с помощью практики восставновления души. Попурри, 2006

[1] Кое-что о моих наблюдениях по теме можно найти в заметке «Три вида мертвых» (ссылка)

[2] Не стоит путать «дом, который хранит историю прошлого» с домом как проекцией. Во втором случае дом служит резонансным (проективным) указателем на утраченное и быстро превращается в маму или в возлюбленного или в кого-то еще. Для сопоставления расстановок и шаманской работы нам важно увидеть, что утраченные кусочки души могут быть связаны с вещами, и это видно в также и в расстановочном Поле.

[3] Кстати, именно принципиальные различия в расстановочной и шаманской картине мира доказывают, что расстановки были открыты Хеллингером независимо, а не «списаны» у зулусских шаманов, как иногда считают. И при этом открыты расстановки были в культурном контексте, который также включает в себя и «языческую», шаманскую картину мира, следы которой можно заметить даже в западной христианской культуре.

Источник: www.constellations.ru

Расстановки в Риге: This e-mail address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it

Comments (0)

Subscribe to this comment's feed

Write comment

smaller | bigger
security image
Write the displayed characters

busy
 
Поиск по сайту
November 2017 December 2017
Mo Tu We Th Fr Sa Su
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30
Post New Event Post New Event